Эстонский стартап намерен решить проблему с обменом информацией между банками и создать рабочий инструмент против отмывания денег

Автор/ Источник фото: Pixabay.com.
Автор/ Источник фото: Pixabay.com.
Разговоры о наступившем экономическом кризисе не слишком расстраивают руководителя стартап-предприятия “Salv Technologies” Таави Тамкиви. Напротив, он готов принимать на работу новых людей. Фирму привлекли к пилотному проекту четырех банков, вместе с которыми пытаются испытать новую систему борьбы с отмыванием денег, то есть требуются работники, которые готовы эту систему выстраивать.

Об этом сегодня пишет Rus.Postimees.

Идея возникла два года назад, когда, по словам Тамкиви, обнаружили, что через бюро недвижимости, онлайн-конторы и нотариусов перемещаются крупные суммы денег, которые по закону нужно проверять, но сотрудники соответствующих учреждений уже были перегружены выполнением элементарных требований: «Мы создали платформу, благодаря которой можно анализировать, как найти опасную иголку в стоге сена». Однако это – как он теперь признает – было лишь улучшением уже имеющихся рабочих приемов. Чего-то не хватало: «Изначально у нас имелась гипотеза, что частные учреждения не делятся друг с другом информацией. Так в итоге и оказалось».

Банк один на один общается с клиентом, финансовым надзором, Бюро данных по отмыванию денег. Эта информация нигде не собирается, например, один банк никогда не узнает, что пришедший к нему клиент уже был изгнан из другого банка по весомым причинам: «Каждый остается на своем островке, но если мы хотим, чтобы информация о сети отмывания денег распространялась, ею нужно делиться. Если я как банк вижу, что клиент не может удовлетворительно объяснить, откуда ему поступили на счет 100 000 евро, я сообщаю об этом, может быть, в Бюро данных по отмыванию денег и для меня эта история заканчивается. Но скорее всего этот человек пойдет в другой банк и переведет десять раз по 10 000 евро …»

Лишь один процент

Есть целый ряд законов, которые запрещают распространять данные клиентов – и это оправданно, поскольку если эти данные будут преданы огласке, в опасности окажутся и деньги клиентов. Одним из них является тайна банковского вклада, вторым – GDPR-директива Европейского союза. И ними вроде бы вступает в противоречие Закон о воспрепятствовании отмыванию денег: «Эти три правовых акта борются друг с другом – который главнее, и у каждого учреждения, естественно, имеются свои приоритеты». Для борьбы с преступниками больше используют последний из них, а банки пользуются первыми.

Проблема имеется и с эстонскими законами: «Имеющиеся сейчас прикладные акты выводят людей на неправильный путь. Проверяются все документы, и это лучшее из того, что можно сделать. В действительности же основным является выявление преступника». Другими словами, посредством длинных опросников люди должны доказать, что они заслуживают доверия, но особой пользы от этого нет. Если сейчас считается, что из всех финансовых преступлений раскрывается лишь один процент, то Тамкиви хочет увеличить этот показатель: тогда у банков будет меньше потребности придумывать всякие псевдоправила, которые очень досаждают клиентам.

Одним словом, проблема заключается в том, что хотят получить информацию о подозрительных лицах, но поскольку просто так ее собирать и обрабатывать нельзя, придумывают IT-решение, как сделать, чтобы личные данные уже не являлись личными данными. Обычно данные криптуются таким образом, чтобы вместо имени человека был виден код, обозначающий его в системе обмена информацией банка. Другой банк сможет увидеть имя только в том случае, если у него имеется для этого специальный ключ.

На борьбу с отмыванием денег тратят большие деньги

Ранее Таави Тамкиви говорил, что каждый год только европейские банки тратят на борьбу с отмыванием денег 84 миллиарда евро, но, несмотря на это раскрывать удается лишь около одного процента всех случаев. Бизнес на борьбе с отмыванием денег создали многие известные предприятия, например, Thomson Reuters предлагает рабочий инструмент против отмывания денег, благодаря которому можно проанализировать большой объем информации. Американский миллиардер Том Сайбел хочет вывести на биржу свою программу c3.io, которая занимается так называемым предсказательным анализом.

Фирма не интересна в качестве консультационной

В конце прошлого года Salv задействовал 1,8 миллиона инвесторских евро. Вложились, как учредитель N26, так и эстонский предприниматель и инвестор Таави Котка. «Проблема, которую они решают, злободневная и важная для многих. Но Salv не является интересным стартапом в качестве исключительно консультационного предприятия. А вот если они смогут создать такую платформу, то возможно повышение рейтингов. Мне очень нравится их видение, там работают очень талантливые люди. Они могли бы стать очередной историей успеха Эстонии – очередной, а не следующей, поскольку такие истории успеха есть еще»,- сказал Котка. Он добавил, что сейчас инвестирует главным образом в эстонские предприятия: «Я – ангел Эстонии. В портфеле есть и некоторые финские предприятия, но далеко в будущее я не заглядываю».

В будущем Тамкиви планирует задействовать для приложения обмена данными и такие фирмы, предлагающие финансовые технологии (финтехи), как Revolut и Monese. Причиной, по которой их не привлекли сразу во время пилотного проекта, по его словам, заключается в том, что клиентами эстонских банков в большей степени являются местные жители, а клиентами фирм глобальных финансовых технологий – по всему миру. Поэтому им особо нечем друг с другом делиться. Самой большой проблемой в борьбе с отмыванием денег, по словам Тамкиви, является то, что если олигархов знают, то связанных с ними людей – нет. Главное проблемой Эстонии, вероятно, является то, что российские рубли перемещаются в Лондон. Для финтехов, которые предлагают разного рода услуги, большой проблемой, может быть, являются финансирование терроризма и торговля людьми.

Слепо верить нельзя

Но что будет, например, в том случае, если банки начнут слепо доверять информации друг друга? «Первый вопрос, который у нас возник, и был таким, что если один банк посмотрит, что другой уже проделал всю работу и отметил клиента флажком, и сразу в это поверит. Это значительно ограничит доступ к услугам банков», – сказал Тамкиви. Тут помог бы закон: «Если я не могу открыть банковский счет, то я могу оповестить об этом Финансовую инспекцию, и если выяснится, что первый банк выполнил обязанность, а другие в свою очередь ничего не проверяли, или недостаточно аргументировали свое решение, то нести ответственность будут они. В таком случае Финансовая инспекция может указать им на ошибку пальцем.

Salv Technologies OÜ: привлечем еще денег

Прежде Таави Тамкиви работал в Skype и Transferwise, где также помогал создавать схемы борьбы с преступностью. Но в 2018 году он создал Salv Technologies OÜ. Соучредителями стали Джеффри Макклиланд и Сергей Румянцев.Когда в прошлом году были задействованы 1,8 миллиона евро, число дольщиков фирмы увеличилось до 25. В годовом экономическом отчете фирмы написано, что привлечение денег планируется продолжить. В прошлом году при убытке в 630 000 евро фирма заработала четверть миллионный доход от продаж. При этом первый год работы прошел с прибылью.

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.